Продолжаем смотреть любимые фильмы Криса Маркера.

Сегодня у нас на очереди африканская «экзотика». Напомним, что Маркер стоял у истоков Национального института кино в Гвинее-Бисау, обучая здесь в конце 1970-ых годов местных молодых кинематографистов этому нелёгкому ремеслу. Вот как вспоминал об этом приключении сам режиссёр: «Я помогал этим ребятам немного освоить кинематограф. Вообще я мало чему мог кого-нибудь научить, но поскольку они практически только что вышли из джунглей, то на этот раз я мог предположить, что знаю немного больше, чем они. Потому что я никогда не хотел никого ничему учить, но там я мог попробовать». Маркер даже основал здесь последнюю медведкинскую киногруппу. Однако из-за политического переворота французский режиссёр потерял возможность прилетать в Бисау для продолжения этой деятельности. Что, конечно, не помешало ему продолжать пристально следить за творчеством своих «подопечных». Пожалуй, наиболее одарённым из этой плеяды молодых африканских кинематографистов стал Флора Гомес, хотя, конечно этот режиссёр начал изучать кино раньше: сначала на Кубе, затем в Сенегале, только потом попав в «мастерскую» Маркера. Первый художественный фильм, снятый Гомес – «Отверженные смертью / Mortu Nega» (1988) Маркер очень любил.

Рискну предположить, что, кроме художественной составляющей, в этой картине Маркера притягивал дух одной из последних революций в мире, стремительно катящемся к (нео)либеральному «концу истории», миру, в котором, как любила повторять Маргарет Тэтчер, «больше нет альтернативы». Фильм, снятый Флорой Гомес в конце восьмидесятых годов, рассказывал историю из славного революционного прошлого этой крошечной, но гордой страны, бросившей вызов последнему колониальному спруту в мире – Португалии. Как отмечает сам режиссёр: «В тот момент, когда я снимал «Цвет воздуха – красный», везде левые были в кризисе. Но в Гвинее-Бисау было ещё кое-что, во что я мог верить».

Я очень люблю этот эпизод из жизни нашего героя. В этой истории, для меня, весь Маркер: отправиться к чёрту на кулички, жить в старых полуразрушенных солдатских казармах, тратить время и деньги, летая в страну, где ещё вчера шла настоящая война, «лишь» для того, чтобы на старой копии «Броненосца Потёмкина», показываемого «на коленке», с проржавевших бобин, учить монтажному мастерству молодых людей, которые ещё вчера вели борьбу за освобождение своей страны, и вместо кинокамеры держали в руках винтовку. Это было и во Франции, и в Чили, и на Балканах. По словам Криса, только эта часть его работы действительно и была наполнена смыслом: «Попытаться наделить силой слова людей, которые не обладают ей, и, если возможно, помочь им отыскать собственные способы выразить себя».

Продолжаем смотреть любимые фильмы Криса Маркера.

Первоисточник

0
0