Паблик «Христианский социализм» о фильме «Джокер»

Джокер как произведение русской классической литературы. Мнение дружественного нам паблика Христианский социализм

Константин Семин в своем новом ролике (https://www.youtube.com/watch?v=jFrYmQZamig) считает, что «Джокер» — не «революционное кино», а плод «буржуазной культуры». Несколько странно с этим спорить, ибо это все правда, просто не ясно, почему надо эту правду воспринимать как минус фильма.

Русская критика аля Белинский и Добролюбов не считали русскую классическую литературу «революционной», прекрасно понимали её социальное происхождение (отнюдь не пролетарское). Это не мешало им видеть общественную правду русской классики (так-то среди классиков XIX века кто «революционер»? — Герцен, Чернышевский? — кто еще? — нам Толстого, Достоевского, Чехова — как выкидывать на помойку раз они не «революционеры», и их произведения прекрасно продавались на литературном рынке?).

Гоголь — не революционер, а нечто противоположное, но «Шинель» сообщает важную общественную правду. Такую же кстати как и «Джокер»: маленький человек через избыток унижения становится духом мщения.

Сравнение с «Шинелью» не случайно, ибо на меня «Джокер» произвел впечатление именно классического произведения: жизнь героя чье социальное и психологическое развитие нам представили вполне реалистично, с эмпатией, с нравственным сочувствием и пр. Когда в искусство приходят живые социальные проблемы — оно становится вновь «классическим», постмодерн уходит.

«Маленький человек» снизу, «лишний человек» сверху — таковы были герои русской литературы согласно революционно-демократической русской критике. А у «Джокера»? Белинский и пр. прекрасно показывали как социальные процессы отражались в искусстве (так «революционность» находили у реакционеров Гоголя, Гончарова; Ленин находил революционность у утописта Толстого; Семину наверное бы это не понравилось). Удача искусства — именно в художественно удачном отображении социальных процессов (не просто: «эти хорошие, те плохие», а в художественном отображении, в мышлении образами). И «Джокер» в этом смысле вполне удачен.

Главный герой обременен психическим расстройством (вспомним, что мы живем в эпоху эпидемии психических расстройств), общество на него плюет (вспомним, что мы живем в эпоху победившего неолиберализма), у него проблемы с противоположным полом (вспомним, что мы живем в эпоху всяческой проблематизации сексуальности — возьмите инцелов и пр.); он — одинок, мы живем в эпоху атомизации; он живет с мамой, мы живем в эпоху инфантилизации. Еще герой — бедный, на плохооплачиваемой работе, потом и вовсе безработный. И т.д и т.д. Как в фокусе образ Джокера улавливает в себе характерные черты современного «маленького человека»; и улавливают множеством удачнейших, правдивых деталей; психологической правдой; истинным художественным состраданием; оправданным обобщением и гиперболизацией. Короче правда можно Белинского на этот счёт перечитать, да к «Джокеру» отнести.

Герой конечно — именно «маленький человек», не революционер. Семину вместо причитаний по этому поводу, надо бы скорее увидеть в этом художественную правду. Мы живем — и уже несколько десятилей — в эпоху поражения левого, рабочего, революционного движения, эпоху гегемонии неолиберализма. В такую эпоху герой-революционер был бы художественной ложью. Нет, мы снова живем во время «маленького человека».

Маленький человек, псих-инцел, неудачник, «лох», как говорили в мои времена. В глазах успешной буржуазии мы все — неудачники, лохи, клоуны, как прямо проговаривает капиталист в фильме. Движения у лоха смешные, угловатые, ломающиеся. Зато какими красивыми, изящными они станут, когда «лох» воспрянет. Когда он больше не веря басням капиталистов, перестанет пытаться не быть клоуном, а сознательно воспримет свою клоунаду. Из болезненной неловкости неудачника — к странной красоте бунтаря.

Клоунада — отдельная тема. Мы живем в эпоху иронии, постиронии, стендапа и пр. и пр. Ирония — это отношение не всерьез. При неолиберализме никто ни во что верит, не верят что Систему можно сломать; остается воображаемая свобода; а ирония это и есть воображаемая свобода. Джокер — это такой шутник, который в эпоху тотальной постиронии шутит в самой жизни — самой жизнью; иронизирует так сказать объективно; фильм про материализацию иронии. Тоже очень удачная черта фильма. «Раз вы все такие смешливые, ну давайте пошутим». Или по другому: «ну это мы сейчас «пролетарии», «неудачники», но неолибералы говорят, что мы можем добиться успеха»; Джокер понимает, что это ложь; его маска — не маска на самом деле, а выявление его подлинной классовой сущности — он клоун в глазах капиталистов и так будет до тех пор, пока пролетарии не осознат себя пролетариями и не сломают Систему.

Финал фильма — это не революция конечно, максиумум — её намек. Возможна правая интерпретация: да, конечно при капитализме полно проблем, полно несправедливости, полно трагедий, но посмотрите, ведь все эти революционеры — кровавые психопаты, при капитализме лучше, чем при революции. Такое толкование возможно, но принципиальней — удачность образа: скажем если очередной реальный псих в следующий раз начнет расстреливать людей в маске Джокера — это не потому что «Джокер» его на это толкнул, а потому что «Джокер» удачно словил общественные настроения. Выхода мы не видим. Субъективное насилие террориста есть следствие объективного насилия Системы; оно деструктивно, на данный момент стихийные протесты не могут сформировать революцию (констуктивный синтез нового порядка), а следовательно выливаются в деструктивное насилие (теракты, самоубийства, наркомания и пр.). Интересно, что герой слетает с катушек, когда государство лишает его лекарств от его психического расстройства — то есть лишает наркотиков, а в США тем временем — опиоидная эпидемия; что будет если американцев лишить опиоидов? (Наркотики — диструктивный протест, то есть протест не нашедший себе конструктивного выхода). Джокер — это образ всех тех, кто хочет снести Систему, но не может (тут он уже не только «маленький», но и «лишний» человек).

Любое толкование перфомативно. Семин толкуя в духе критиканства отбирает у левых популярный фильм. А раз фильм популярен, значит в той или иной степени что-то он выражает, в той или иной степени как-то да влияет. Наша (левая) критика могла бы использовать фильм в своих целях; как революционные демократы использовали в своих целях русскую классику (не фальцифицируя свои выводы, но честно анализируя социальну подоплеку объектов своей критики). «Джокер» — это фильм про психически больного «маленького человека» или про восстание? Обе перспктивы есть. Надо как русские критики видеть, что одна поддерживает другую. «Шинель» — сострадательный рассказ про неудачника и в силу этого — «Шинель» — рассказ про зреющую революцию. Так и «Джокер».

Разумеется, «Джокер» — продукт буржуазной культуры. Как и вообще всё, как все паблики в ВК, включая этот; как все каналы ютюба, включая семинский. И что? Бэтмен — капиталист-супергерой, Джокер — злодей, но по мере эволюции всей этой супергеройской мифологии, Бэтмен становится все более неоднозначной фигурой, а Джокер — все более привлекательной. Означает ли это, что рынок делает из революционности товар? — да конечно, но раз он так делает, то чувствует спрос, отвечает на какое то изменение в социуме; тупая мифология капиталиста-супергероя уже не канает, нужно посложнее.

Возвращаясь к клоунаде, надо понять, что мы все клоуны — ибо в мире, где любое высказывание — товар, вся говорящие — клоуны. И да это надо понимать. Отсюда, и всеобщий тон иронии, а особо ироничны те, кто говорят на серьезных щщах. Единственный тут выход — шутить уже в самой реальности, как Джокер, но для этого надо быть психом, ибо только психи могут уверовать, что Систему можно сломать.

Короче, в чисто целях агитации и пропаганды мы должны взять этот фильм себе. Все значимое — значимо с левой точки зрения.

 

Константин Семин в своем новом ролике (https://www.

Первоисточник

0
0